г. Барнаул, ул. Сизова, 26 [email protected] 8 (3852) 61-62-12

Онкопсихолог: «Кто никогда не «выгорал», никогда и не «загорался».

Онкопсихолог нашего фонда и АРОО «Мать и дитя» Наталья Воронина рассказала АиФ-Алтай, как помочь детям, которые борются с раком.

«Когда человеку ставят диагноз «онкология», мы говорим об утрате. Утрате здоровья и, как следствие, страхе смерти. Пациентам и их родным необходима психологическая поддержка. Поэтому мы стараемся быть рядом», – говорит о своей профессиональной задаче онкопсихолог Наталья Воронина.

Наталья работает со взрослыми и маленькими пациентами. Она рассказала АиФ-Алтай о том, как дети приспосабливаются к изменившимся обстоятельством, и кто им в этом помогает.

Победить страх

В кабинет региональной общественной организации «Мать и дитя», которая уже несколько лет тесно сотрудничает с отделением онкологии краевой детской больницы, то и дело заходят родители с одинаково лысенькими (не понятно: мальчик или девочка?) детками. Они спешат к «Коробке храбрости» – большому прозрачному контейнеру с кучей ярких игрушек внутри. Любую понравившуюся может взять ребёнок, который в течение дня проходил очень непростые и болезненные процедуры. Такой вот стимул на лечение и награда за мужество…

Елена Чехова, АиФ-Алтай: Наталья, кому сложнее принять ситуацию – ребёнку или родителям?

Наталья Воронина: Им сложно по-разному. Ребёнку-дошкольнику проще психологически перенести этапы диагностики, лечения, адаптироваться к новому образу жизни, это связано с особенностями данного возраста. Когда же речь идёт о младших и старших подростках, всё усложняется. Это возраст, когда приходят вопросы и размышления о смысле жизни, о своём месте в этом мире, о жизни и смерти. Пожалуй, это самая сложная возрастная категория, с которой мы работаем.

А у родителей свои переживания. Кардинально меняется образ жизни всей семьи, абсолютно всем её членам необходимо перестраиваться, а это нелегко. Тяжело и в материальном отношении, поскольку возникают дополнительные расходы – часто приходится совершать поездки в больницы, клиники, некоторым требуется специфическое питание, пищевые добавки, возможно, дополнительные препараты и т. д. Но самое главное, трудно привыкнуть к мысли, что твой ребёнок теперь не тот, что был раньше, а с оформлением инвалидности не просто сразу принять, что твой ребёнок – инвалид.

– Можно помочь тем, кто не в больнице, а дома один на один с больным ребёнком и проблемой?

– В нашей организации работают несколько психологов. Помимо стационара мы принимаем ещё и в офисе на Сизова, 26. Работаем с теми, кто находится в ремиссии, на восстановлении после лечения. Если это барнаульские семьи, то родители имеют возможность возить своего ребёнка к нам на занятия. И те люди, которые находятся, как вы сказали, один на один со своей бедой, могут к нам обратиться за психологической поддержкой. Это абсолютно бесплатно.

– А как организованы занятия с больными детьми?

– С дошкольниками и младшими школьниками проводим занятия в игровой форме с использованием различных психологических техник и методик. Таким образом очень мягко работаем с детскими страхами, тревогами и другими проблемами. Одновременно идёт работа с родителями: как настраивать ребёнка на борьбу с болезнью, как говорить с ребёнком о его болезни, что говорить можно и нужно, а чего говорить не следует, как общаться с врачами, как научиться регулировать своё эмоциональное состояние и многие другое.

С подростками работа требуется длительная, если пациент долго находится в стационаре, нам удаётся пройти все сложные этапы, многое проработать. Оптимально, когда психологическое сопровождение идёт последовательно и непрерывно. Для работы с подростками тоже есть определённые методики, техники. К тому же это уже личности достаточно взрослые, они сами могут формулировать свой запрос. Например, частой проблемой являются переживания о своей изменившейся внешности: «Стесняюсь, что я без волос», «Со мной таким «страшным (ой)» не будут общаться», «Я не смогу вести образ жизни, как раньше» – для этого возраста подобные вопросы очень важны. Ещё ребят мучает мысль о том, что теперь (пусть и временно) они не смогут ходить в школу, гулять. Самые мучительные вопросы: «А вдруг я умру? Если умру, то что будет, это конец?».

Защита сочувствием

Хороший друг редакции, директор барнаульского «Музея счастья» Игорь Якуба, часто устраивает представления с развлечениями для пациентов детской больницы. Вам нужны такие волонтёры?

– Это чудо-люди! Без них мы никуда! В онкологическое отделение заниматься с детками приходят ребята, которых мы уже хорошо знаем. Раз в неделю учат создавать настоящие мультфильмы Олеся и Антон. Регулярно занимается творчеством и рукоделием с ребятами наша педагог-психолог Настя. Профессиональный скрипач Виктор Вареник устраивает музыкальные занятия: играет красивые произведения, дети угадывают песенки, иногда танцуют, слушают музыку с закрытыми глазами, а потом рисуют то, что услышали в музыке.

Иногда к нам приходят волонтёры-музыкальные терапевты. По воскресным дням в отделение приходят ребята из воскресной школы православного храма Иоанна Богослова. Совместно с православным священнослужителем протоиереем Сергием Холодковым мы проводим беседы с родителями на разные важные темы. Один раз в неделю детей и желающих родителей исповедуют и причащают. Это всё благотворно действует на ребятишек и родителей, которые вынуждены находиться в больничных стенах порой очень продолжительное время.

А ещё есть волонтёры, которые помогают нам проводить благотворительные акции в парках, на общественных мероприятиях, городских праздниках. Волонтёры помогают с раздачей листовок, работой в соцсетях, дизайном и тому подобное.

– Какими свойствами должны обладать люди, чтобы работать с больными онкологией детьми?

– На мой взгляд, это должны быть люди с добрым и открытым сердцем, готовые прийти на помощь в любой момент – днём или ночью. Их помощь может быть разной. Вплоть до того, чтобы просто выслушать, посидеть рядом и помолчать. Человек должен быть готов ко всему – истерике, слезам, отчаянию, перепадам настроения. Ему нужно понимать, что можно говорить или спросить, потому что даже обычный вопрос «Как дела?» может стать болезненным для пациента-подростка. А ещё нужно терпение и знания, как защитить себя. Многие считают защитой чёрствость, безразличие, уход от сочувствия, сопереживания. Это не так. Мне приходилось встречать таких людей, которые поначалу не могли работать с нашими детьми, но со временем психологически укреплялись. Это не привычка, к горю и страданиям человека не привыкнешь никогда. Это духовный рост, житейская мудрость, безграничное, здоровое сопереживание и желание помочь, поддержать.

Знаете, чаще среди наших волонтёров встречаются люди верующие. Приходят к нам и старшеклассники, студенты, которые стремятся к такой деятельности, отчасти в силу своего воспитания и, конечно, мировоззрения. Тем не менее мы не можем приглашать в отделение абсолютно всех, поскольку отделение специфическое, здесь требуется соблюдать определённые правила.

Для волонтёров, которые нам помогают за пределами больницы, важны лидерские качества, организованность, собранность, трудолюбие, креативность, ответственность, оптимистичность. Среди наших волонтёров есть те, которые умеют очень грамотно и тактично рассказать о проблеме, без слёз на глазах, но с живым сердцем и сопереживанием. Ведь рак – это не приговор. Сейчас наука продвигается дальше, и уже можно говорить о достаточно большой продолжительности жизни онкобольных. Поэтому нам нужны люди оптимистически настроенные.

Жертвуя, проверяй

– В Барнауле чуть ли не каждый день на улицах встречаю попрошаек, которые собирают деньги якобы для больных детей…

– Наша организация не отправляет волонтёров с ящиками ходить по улицам. Наших волонтёров можно встретить в парках города, к примеру, только в том случае, когда мы проводим запланированные благотворительные акции. Соответственно, у нас есть разрешение администрации района или города, мы ставим в известность главного врача медучреждения и у нас всегда есть документы на руках. Также мы предоставляем отчёт о собранных средствах и затратах в группах и на сайте www.mama-ditya.ru.

Сейчас мы прилагаем огромные усилия на развитие нашего благотворительного проекта «Я помогаю детям!», о котором можно подробно узнать здесь. Этот проект создан нашей подопечной, и в нём принимают участие многие наши ребята, проходящие лечение.

Тем, у кого есть желание помочь, я рекомендовала бы оказывать помощь только через проверенные фонды и организации, сведения о которых можно легко проверить.

– Рассказывают, что вы своим подопечным говорите: «Я всегда здесь, рядом».  Но ведь так недолго и самой психологически «выгореть»?

– От одного человека я услышала такую фразу: «Кто никогда не «выгорал», никогда и не «загорался», это запало мне в душу. Здесь важен другой момент – знать, где брать ресурс.

А где вы берёте?

– Мой самый главный ресурс – Бог, вера. А ещё моя семья, помощники-волонтёры, коллеги и, конечно же, мои подопечные.

Наталья Воронина - онкопсихолог АРОО «Мать и дитя», детский психолог, исполнительный директор межрегионального благотворительного фонда «Мишенька». В 2005 году закончила факультет психологии АГУ. Работала психологом в государственных дошкольных учреждениях г. Барнаула. Активную волонтёрскую деятельность (помощь онкологическим больным детям и их семьям) начала в 2010 году. Прошла повышение квалификации по дополнительной профессиональной программе: «Онкопсихология: психологическая помощь онкологическим больным и их родственникам» по специальности окнкопсихолог в Московском Социально-Педагогическом Институте (НОУ ВО «МСПИ»), АНО «Проект СО-действие».

Материал с сайта: http://www.altai.aif.ru/society/onkopsiholog_doshkolniku_proshche_adaptirovatsya_k_novomu_obrazu_zhizni

Добавить комментарий